Галичанин не в состоянии стать главой на Украине

36cfba61

ющенко Знаменитый российский беллетрист о отличии жителей Донбасса и Галичины, о Ющенко, Тимошенко, Тягнибоке, Франце-Йосифе, Екатерине 2-й, о деде, предназначавшемся в дивизии СС «Галичина», и собственной карьере рок-певца и рок-поэта.

Юрий, значительно ли вам залетело от знакомых, корреспондентов и политических деятелей за ваше вчерашнее мнение, что Крым и Донбасс надо изолировать от Украины, в связи с тем что там проживают не украинцы, а представители русской цивилизации?

Ну, я не так говорил – что, дескать, надо изолировать и все. Я рекомендовал лишь не исключать и такую вероятность. И в случае прихода к власти еще одних «недонецких» предоставить им определиться, необходима ли им действительно свободная Украина. Отныне к вашему вопросу. Пожалуй, я вас разочарую, поскольку, фактически, те, кто прямо со мною после этого контактировал, были моими единомышленниками (иронизирует). Они меня благословляли за то, что я вслух определил то, что у большинства людей на уме, однако они не осмеливаются сообщить про это при всем народе. Однако я, разумеется, даю себе доклад, что в том неограниченном количестве текстов и в прессе, и на различного рода форумах в Сети-интернет, доминирует отрицательная реакция. Странно, однако вот «глаза в глаза» мне критики моей позиции не попадали. Пока.

А чем, по-вашему, различаются граждане Донецка и Луганска от граждан Львова и Ивано-Франковска?

Разница между ними, вероятно, заложена в составе бытия, которое, как нам известно, устанавливает сознание. Донбасс и, вполне может быть, в общем Северо-запад Украины, – это этнопсихология винтиков в огромном промышленном коллективе. Те перемены, которые стартовали в этих регионах в эпоху еще монаршей РФ, во времена же русской власти были интенсифицированы, назначили незабываемый след и привели к возникновению психологии пролетария. Необычным стилем за долгое время самостоятельности она лишь разрослась и усилилась.

Что же касается восточных районов, то это этнопсихология одиночки-мастерового, это вид всенародного умельца, кустаря. Вследствие этого здесь легче считают себя в неких личных планах, а они в основном на данный момент состоят в том, чтобы съехать куда-либо позападнее и там собственноручно зарабатывать себе на жизнь. Однако это все что-то финансовое.

Мы, разумеется, не должны забывать о культурно-национальной ориентации, сопряжена она с данным прямо либо нет, однако, вероятнее всего, да. Здесь вся данная тема: и история, и язык. Однако что не менее принципиально – это взгляд в будущее и представление о том, каким может быть это будущее. Если б расхождения были сконцентрированы лишь в области истории, то можно было бы считать совместные решения, просто положив мораторий на раскрутку различного рода знаменательных разногласий, и работать на наше совместное будущее. Однако вот в случае если это будущее кажется по-всякому, то это становится неодолимой неприятностью.

А отчего вы находите, что лишь граждане Донбасса и Крыма русские, а что, граждане Харькова, Одессы, Запорожья не русские?

Мы пока можем договориться с тем, что любой обладатель российского паспорта хохол.

Однако, как нам известно, бьют-то не по паспорту, а по роже.

Да. И БЮТ также (иронизирует). Полагаю, что там еще стоит вопрошающий символ. Я принимаю еще во внимание штатское понимание, дееспособность людей самоорганизоваться на какой-нибудь ответ по отношению к власти. Вот в Харькове мы увидели войну людей за сбережение лесопарка. И не важно, рассказывают ли эти люди по-российски (пожалуй, 95% из них рассказывают по-российски). Основное, что они утвердили за модель действия действие европейского гражданина, который сохраняет природоохранную среду, и сохраняет её безбоязненно в каких-то необычных критериях. Вот такую волну возражений я не могу представить себе ни в какой из донбасских областей либо в Крыму. Вполне может быть, в Крыму и вероятна волна возражений, однако она будет сопряжена вероятнее всего с крымскими татарами. А донбасский человек, по моему мнению, всегда приемлет региональную власть. Для него противник и мучитель, начиная с 1991 года, сидит в Киеве. А в настоящее время там находятся собственные, вследствие этого в Донбассе никто не будет расти и возмущаться, хоть в 10 раз увеличат расценки на газ. Там главная установка – «В Киеве в настоящее время управляют наши, а они понимают, что делают». Вот она и устанавливает все в Донбассе.

А стачки шахтеров в Донбассе в 90-х помните?

Разумеется, это был крайне значительный элемент в действиях приобретения Украиной самостоятельности, поскольку та компартийная власть оценивала Донбасс как собственную основу. И вдруг выяснилось, что данная основа также бунтует. Однако эти стачки происходили в целом потоке действий, которые шли по всему СССР. И начиная с 1992 года, когда официально независимость утвердилась, в случае если там и были какие-то забастовки, то они были против нового центра в Киеве. Были марши на Киев, шахтеры били касками по асфальту. Это был сильно ответ против самостоятельности по определению. Созданный, к слову, старыми ярко-красными начальниками.

А все же Юлия Тимошенко, которая родом из Донецка, украинка, по-вашему, либо русская?

Вполне может быть, я в настоящее время скажу какую-то любительскую позицию, однако сделаю это по крайней мере максимально искренно. Я с Тимошенко лично не знаком и ни одного раза в жизни с ней не разговаривал, вследствие этого осуждать о ней могу лишь по какой-нибудь внутренней информации, принятой из Сети-интернет либо ТВ.

Есть некоторая разумность общественно-политической войны, которая её неизвестно куда ведёт. У нее априори есть необходимость во власти, и во имя ее ублажения принимается некоторая модель действия на уровне стратегии. Беспристрастно она обязана себя позиционировать как прямая обструкция главе Януковичу. Отсюда проистекает то, что на уровне неких культурно-национальных жестов она обязана делать что-то противоположное ему. Она беспристрастно оказалась в обстановки украинки. Но она тут, на Восточной Украине, осталась-таки далекой. Разумеется, в третьем туре она везде в восточных областях выиграла. У нее был высочайший итог, однако все же недостающий, чтобы прикрыть итог Януковича в общем по стране. Тимошенко все же не зажгла собственной харизмой многих моих соотечественников, не поменяла их чувства того, что она некая не наша, не отсюда.

Юрий, раз мы коснулись темы заключительных выборов, не могу не спросить вас о Ющенко. Где-то 2-3 месяца назад вы заявили, что его уровень в политике – это уровень Поплавского (а Януковича, к слову, вы сопоставили с Шуфутинским). Ощущалось, что тогда вы были в нем разочарованы. Тогда неясно, отчего вы приняли решение его поддерживать в 1-м туре?

Я не причислялся к тем, чья позиция была «против всех». В то же самое время я осознавал, что у этого человека нет абсолютно никаких шансов одолеть. Просто я полагался на то, что он займет, вероятно, 3-е место, и это будет играть собственную роль в грядущих подходах. Данный пример был традиционным, когда предпочитают большее зло. В 2004 я избирал за него как за добро, в 2010 как за большее зло. Я испытывал всю драму его пятилетнего руководства как раз так. Однако с иной стороны не было в 1-м туре кандидата, которому бы я верил больше, который бы мне открылся лучше, чем он. Его прозападная общественно-политическая и идейная черта отвечала моим убеждениям, впрочем ее выполнение было посредственным.

Однако после первого экскурсионного тура произошло то, что решительно поменяло мое к нему отношение. Он еще, будучи действующим главой, стал так искренно помогать Януковичу одолеть в третьем туре, что я иначе увидел всю иллюстрацию: вероятно, это был какой-нибудь отосланный на 5 лет казачок, который, эксплуатируя российский патриотизм либо шовинизм (можем по-всякому представлять), даже очень хорошо побеспокоился о вещественных увлечениях семьи. Разыграл такую шароварную оперетку и в итоге удалился на покой с хорошим пополнением всех собственных закромов. Я все больше склоняюсь к данной, действительно, страшной идеи, поскольку в случае если это так, то Ющенко — не только общественно-политический шулер, который очень успешно разыграл собственную партию, а какой-нибудь невыносимый разрушитель эталонов. Итак вот, тогда, между первым и 2-м экскурсионным туром, я совершенно точно принял решение, что мне не остается ничего иного, как избирать за Тимошенко.

Другими словами вы не были, подобно вашим коллегам, Оксане Забужко и Сергею Пантюку, среди тех, кто утвердил для себя решение в третьем туре избирать «против всех»? Просто непонятно почему у большинства создалось ощущение, что вы были с ними.

Я ни у кого ни одного раза никого не надувал перед 2-м экскурсионным туром: «Голосуйте против всех», однако у меня, конечно же, были собственные критичные предложения по поводу Тимошенко. Мне не импонировало ее знаменитое смех в процессе встречи с Путиным, когда заключительный представил Ющенко мазуриком, не импонировала ее бесформенная реакция в процессе российско-грузинской битвы в начале августа 2008 года и ее молчание насчет евроатлантических возможностей Украины — должны ли мы войти в НАТО либо нет. Она виделась мне крайне нестабильным претендентом. Но, перед 2-м экскурсионным туром, когда стоял выбор – она либо Янукович, то я пошел и безмолвно отдал голос за неё. Таким образом причислять меня к тем, кто избирал против всех не точно. Впрочем да, по сути, морально, это так и было. На уровне совести и морали, да, я был против всех.

Однако вы с осознанием отнеслись к позиции Забужко и Пантюка?

Ну, насчет Пантюка я не вспоминаю, однако позиция Забужко тогда оглушительно прозвучала, в связи с тем что она очень много с данным играла по телевидению. Да, разумеется, я отнесся с осознанием. У нее была мощная мотивация. Однако имело бы резон так сражаться, если б законопроект о выборах был бы сформулирован иначе. Если б не простое большинство голосов выбирало бы главы, а был бы порог, к примеру, 50% плюс 1 голос. Тогда бы имело резон разворачивать штатскую кампанию, чтобы не предоставить одолеть ни Януковичу, ни Тимошенко. Беспристрастно же агитация против Тимошенко поворачивалась агитацией за Януковича.

Чтобы все же закончить государственную тематику, хочу у вас узнать, согласны ли вы с Табачником, что галичане и украинцы Великой Украины – это различные люди?

В общем-то, это нелепо, поскольку отнимать право представлять себя украинцем у тех, у кого это украинство составляет суть ума, начиная с языка, это, на самом деле, нелепо. Это начало какой-нибудь некоторой дискриминации. И вот человек, который занимает обязанность министра, при этом гуманитарного, когда такое определяет, он в силу собственного казенного расположения ущемит установленную часть населения. Я не колеблюсь, что он делает это вполне преднамеренно.

Ваше отношение к Олегу Тягнибоку и его партии «Независимость»? Вполне может быть такое, что на следующих отборах, президентских и депутатских, вы будете за них избирать?

Вероятнее всего, нет, поскольку у них больше антизападной риторики, чем антироссийской.

Погодите, однако они никогда в жизни не высказывались, к примеру, против НАТО.

Нет, высказывались. Они заняли изоляционистскую нишу. В целом, это такой кондово-националистический подход и к геополитике и в том числе. Я думаю, что с того времени, когда в середине 80-х, как заявлял Горбачев, пошли процессы, когда менялась картина в старом СССР, у нас никогда в жизни не пустовала радикально-националистическая сфера. Политики, бывшие в ней, как правило флиртовали с очень левой символикой, организовывали какие-то, дискредитирующие все государственное перемещение, шоу. И всегда было некоторое неотступное чувство, что они чей-то наружный проект. Из-за собственного радикализма они призваны бесчестить любое перемещение в сторону государственных приоритетов. Вначале это было УНА-УНСО, затем еще некая Социал-националистическая партия, затем был замечен проект Щекина из МАУП.

Однако «Независимость» приняла 34% в Тернопольской области в 2009 году?

Я не полагаю, что данный результат у них получится когда-то развить.

В вашем близком Ивано-Франковске может так случится, что на еще одних отборах, к примеру, в облсовет, выиграет «Независимость» и образует там большинство?

Нет, я не полагаю. Там скорее всего большинство образует Партия Районов. Все дело в том, что перечисленные вами галичане добровольно последуют в партию власти, а затем будут разрушать ее внутри. Вот итак вот как они когда-то в Компартии были. Когда-то в Галичине была грамотна СДПУ(О), а где она отныне. Таким образом я благоволю, что после выборов в облсовете будет большинство, как бы там ни было, нейтральное к Партии Районов, некая там коалиция на базе регионалов появится.

Юрий, однако вы же с симпатией относитесь к Бандере и Шухевичу, неужели их идеология отлична от идеологии Тягнибока?

У меня к таким персонам отношение потруднее. Бандера и Шухевич – это 2 различных пути, вследствие этого они на одной доске не стоят. Первый был просто знаком, который недостаточно что реализовал почти. По некоторым основаниям он в основном был отделен от того, что происходило в стране и вообще был за её лимитами. А 2-й был промышляющим воином: все же он возглавлял армию. Их можно расценивать по-всякому, однако надо исходить из обстановки знаменательной потребности. Не было бы УПА, издержки и наши жертвы среди российского населения Восточной Украины могли быть намного огромными. УПА выяснилось одной удерживающей мощью на установленном раунде. Она не появилась бы в 1942 году, если б не германская оккупация. Другими словами она была возражением на данную оккупацию – подобно Армии Крайовой в Польше, по драматичности судьбы также собственному неприятелю. Эти личности, Бандеры, Шухевича, мы пробуем расценивать в другой знаменательной ситуации и пробуем расценить их не столько по делам, сколько со слов.

Расценивать же партию «Независимость» по ее делам вообще никогда в жизни не нужно. А со слов? Мне, к примеру, не нравятся их мнения против незаконных, ну и законных мигрантов – это выписано с какого-то Ле Пена или Жириновского. Либо то, что они назад планируют ввести визы для жителей ЕС. Кому от данной глупости будет лучше? Украинцам? Действительно, это такое небольшое общественно-политическое бесчинство. Пока, на данный момент «Независимость» сомкнула на себе и узурпировала общественно-политическую и знаменательную полосу, сопряженную с ОУН и УПА. Они монополизировали данный дискурс в нашей политике. Это неправильно.

В 1945-46 гг. поляки, жившие в Галичине, были оттуда депортированы, как и крымские татары в 1944 году из Крыма. Считаете ли вы, что галицкие поляки должны вернуться в Галичину? За падением революционного режима в Чехословакии драматург, а на то время и вице-президент страны, Вацлав Гавел, простился перед судетскими германцами за депортацию и рекомендовал им гражданство Чехии. Готов ли беллетрист Андрухович выступить с такой инициативой?

Я полагаю, что ее можно оценивать лишь чисто на теоретическом уровне. О каком возвращении можно говорить, в случае если почти нет в живых тех людей, которых прямо переселили. Для их же отпрысков такой акт должен бы носить лишь сентиментально-символическое значение. Однако так как беспристрастно есть такие вещи, как, к примеру, нажитое имущество в Польше. Кроме того мы можем оценивать данную неприятность в комплексе: совместно с неприятностью выкинутых из Галичины поляков мы можем оценивать и неприятность германцев, выкинутых с территории, которые сегодня составляют восточную Польшу. Так как Сталин презентовал Польше западные германские земли, а от этого Польша лишь исторически выиграла. Вот данными собственными действиями он беспристрастно открыл Польшу на Восток, он сделал ее восточной страной. Он пик от нее эти «постоянно полуазиатские» районы Восточной Украины и Восточной Беларуси и вознаградил ее приличным кусочком Европы. И это довольно основательно поменяло чешскую умственность как такую. И вопрос в дальнейшие десятилетия — быть азиатской страной либо частью Русской империи – для них не стоял. Иногда они поднимали, проигрывали, однако затем дожидались собственного знаменательного этапа.

Однако у многих поляков остался с тех пор символ. Это город Львов. Там меньше рассказывают о Галичине, однако упоминают про это городке. До сегодняшнего дня, когда старички и бабушки прибывают собственными автобусами во Львов, они делают установленное путешествие: они идут к монументу Мицкевича, на Лычаковское кладбище к могилам собственных стихотворцев либо боевых героев. Однако их не занимает армянская церковь либо могилка Франко на таком же кладбище. Их не интригуют иные культуры, которыми насыщен данный город.

Я никогда в жизни не допускаю, что Львов – это чешский город, как и не допускаю, что он российский либо какой-нибудь там австрийский, поскольку он чересчур трудный. Львов – это город, суть которого держится на цивилизованном многоголосье. Я просто рассчитываю, что юные поляки, которые будут ездить во Львов, будут со временем свободны от данной романтики Кресов (Западные Кресы – с чешского «западная закоулок», так поляки называют территории Восточных Беларуси и Украины, отчасти Литвы, которые однажды заходили в состав Речи Посполитой – прим.ред.). Они просто будут навещать соседнюю страну без какой-нибудь слащавой плач.

Юрий, прошло 6 лет с того времени, как перед отборами 2004 года вы в собственном послании, записанном совместно с иными украинскими писателями в помощь Ющенко, представили русский язык «мовой попсы и блатняка». Как вы в настоящее время относитесь к данной формулировке, не сожалеете о ней?

В общем-то, там нет того, что я так русский язык представил. Там было несколько иначе. Создателей у послания было очень много, по меньшей мере трое. Мы сообщали, что Янукович решает сделать русский язык федеральным. И я принял решение, что русский язык в этом случае не нужно вообще припоминать.

Действительно, я планировал сообщить, что он не русский язык будет делать федеральным, а тот язык, на котором разговаривает он и его окружение, — язык попсы и блатняка. Все эти «обналички» с «отделками» и тому подобное (иронизирует).

Вы находите, что русский язык – это не язык Мандельштама и Ахматовой, а язык попсы и блатняка?

Совсем нет. Ахматову нет, а Мандельштама я очень много переводил. Русская лира 20 столетия – это один из центров моего развития, как сочинителя.

Когда вы обучались во 2-й половине 80-х Москве в Писательском факультете, знали ли вы В. Пелевина, которой приблизительно в этот период там же обучался?

Нет, вспомнить не могу. Это вообще весть для меня, что он обучался в Писательском факультете, но также и дискуссий также никаких про это не было. Мне тогда показалась та обстановка довольно-таки неинтересной. Таким образом в случае если он там обучался, то полагаю, что не был в особенности рад (Пелевин обучался там с 1988 очно и был отчислен из Литинститута в 1991 году – прим.ред.). Беллетристический факультет в течение продолжительных лет русской власти был полуостровом воли. Там приобретали вероятность вдохновлять и зарабатывать себе на жизнь люди, которых гнали из иных Высших Учебных Заведений. Однако затем с ним произошло что-то обратное, со стартом либерализационных действий он в середине 80-х стал оплотом консерватизма, разве что не черносотенства. Вполне может быть, Пелевин там почерпнул не одну мысль, однако там мы с ним не скрещивались.

Как вы относитесь к Анне Герман?

Ну, как я могу относиться к агенту властолюбивой команды. Я с данной властью в инциденте. Ее я, мягко выражаясь, не ценю и как представительницу данной власти также. В данной системе власти она играет роль некоего липового коммуникатора. Она призвана собственными заявлениями унимать протестную часть сообщества. Ее заявлениям просто не нужно верить. Они целенаправленно обманут, фальсифицируют объективное положение. Она, в случае если вы смотрите за ее высказываниями, говорит для украинства в подобном положительном ключе, приносит ему какой-нибудь отличный месседж. Разрешим, она утверждает 4 июня, что никакого монумента Сталину в Запорожье не будет без общегородского референдума, а 5 июня данный монумент открывают. «Курилка – крайне ужасное предназначение, я возражала против него, однако Семиноженко будет как-нибудь балансировать его», — говорит она. И вот Семиноженко нет, кроме того он ничего не балансировал. И это нужно подразумевать. Она осуществляет ту роль, которая ей отстранена.

Как вы отнеслись к тому, что ваши коллеги – Дмитро Стус, сын репрессированного стихотворца Василя Стуса, и руховец Евгений Драч, которые были желтыми и соперниками Януковича, а затем раз, когда он стал главой, вошли в гуманитарный совет при вице-президенте и пошли его приветствовать с днем рождения?

На день рождения они пошли не столько для наслаждения, сколько по работе. Дмитро никогда в жизни не был помаранчевым. Он благополучно сотрудничал с режимом Кучмы, журнал ему ассигновал Толстоухов. Он человек, который выгораживая собственные действия формированием государственной культуры, твердо защищает собственные собственные интересы. Ему кроме того по вкусу данный евроазиатский, панславистский цивилизованный выбор. Я его понимаю довольно недостаточно, а спорить живьем с ним никогда в жизни не было необходимо, однако, по моему мнению, он такой антизападный человек, его нервирует «гнилостная» свободная культура.

А Евгений Федорович однажды в лироэпической фигуре сознался, что «дышит Лениным», так, может, он и до сегодняшнего дня им дышит. Он когда-то возглавил Рух. Это была некая значительная мутация, которая с ним случилась. Он так как официальный человек, и вдруг он узаконивал полуподпольную организацию, и она получила особенную правомочность. Любое с ним было. Я понимаю, что он за помаранчевой революцией замечал со стороны. Вероятно, был разочарован тем, что его не позвали на какую-то основную роль. Он заявлял в одном интервью, что это была вообще никакая не революция. Революция была в 91-ом, а это так, вышли на Кладбище, пошумели. Таким образом, и Стус, и Драч морально были способны работать с режимом, который у нас есть на данный момент.

А Юрий Андрухович должен бы, подобно беллетристу Вацлаву Гавелу в Чехии, стать главой Украины? В случае если да, то какими бы были его первые 3 указа?

(иронизирует) Это безмозглая картина. Разумеется, беллетристы возглавляли определенные страны Европы за падением в них коммунизма, и этот же Желю Желев в Болгарии, однако Украина иная страна. Я полагал, что мы центрально-европейская страна, а мы постсоветская страна.

Здесь еще играет роль справедливый момент моего возникновения – у нас галичанин никогда в жизни не в состоянии стать главой. Это а приори убивает любые его возможности. Я не могу себе представить собственных первых 3-х шагов, поскольку не могу представить себя в качестве главы. Действительно, власть – это рабство. Для меня то, что нужно мною нет абсолютно никаких руководителей, и я ни для кого не представляюсь начальником, есть крайне дорогим качеством. Я крайне опасаюсь его некоторым стилем потерять. Я даже отказываюсь от услуг, подключить меня в любой пристрастный перечень в процессе выборов.

А какая партия либо блок вам это предоставляли?

Не могу представить, это было бы бессовестно. Однако было очень много любых приглашений. Ну, что я буду анализировать о 3-х шагах…

А от президентского «Мерседеса» бы отказались, чтобы двигаться на работу на Банковскую на мотоцикле?

Вот я в настоящее время заявлю, что откажусь, а это будет интерпретироваться, что я грезу о президентстве (иронизирует).

Опять таки возвращаемся к галичанам. Просто вы так емко отметили трагическое положение галичан на Украине, сказав, что никто из них не сумеет стать главой Украины. Прекрасно, а, вполне может быть, Андрухович будет главой свободной Галичины либо, как бы там ни было, Галицкой автономии. Вы как к самостоятельности Галичины относитесь? Вон даже знаменитый западноукраинский автономист Олег Хавич именовал ваш документ «Моя остання територія» манифестом галицкого сепаратизма.

А там в данном тексте не было ничего такого, что позволяло бы рассуждать о манифесте. Как он его разбирал – черт его знает! Напротив, в нем я сильно прохватываю Галичину, и меня в своё время здесь за него… да даже без меня его здесь обнародовала локальная революционная газета. И я в Галичине в результате этого текста был неприятелем народа, как и во всех иных местах Земли. Однако я предпочитаю в собственных текстах высказываться быстро и решительно. Просто я человек рок-н-ролльной культуры, а эти качества ей присущи.

Но в случае если рассуждать основательно, Галичина невероятна в отрыве от Великой Украины. Просто так она потеряет собственную цель и так резон существования – то, что делает ее как раз Галичиной. А задача состоит в том, что должна быть Украина со столицей в Киеве, может быть многообразие районов и территорий, а Галичина – это такой установленный форпост где-то там на Востоке, который призван задавать некоторые линии, однако делать это за счет «східняків». На основные функции все равно нужно выставлять…

Ющенко.

Да, да, да. Вот прошел опыт и представлялось, что соединение Запада и Востока получилось. Мы вырастили этого Франкенштейна (эксперт из романа англичанки Мери Шелли, который сделал антропоморфное чудище; в глобальном сегодняшнем сознании имя разработчика вынесено на его образование и служит указанием чудовища — прим.ред.), который родом из-под отечественной границы, а выяснилось, что ничего не получается соединить, не тот парень, нужно следующего Франкенштейна совершенствовать.

Отчего вы, российские беллетристы, воинственно относитесь к собственному коллеге, Олесю Бузине? Так как в любой стране Европы есть собственный Бузина, который развенчивает региональных цивилизованных кумиров. В Европе это так как в порядке вещей.

Я вам заявлю такую вещь, которая вас, вероятно, изумит – я до сегодняшнего дня не разбирал его книги про «вампира Тараса Актау». Я знал очень много ужасного о ней. Я ее не разбирал, поскольку лишил Бузину собственной организации.

Отчего?

Я отгораживаю себя от людей, которые на меня наступают. Они прекращают жить для меня и на уровне текстов, которые пишут. Это не может быть расценено, как определенное страусиное действие. Для меня это некоторая степень воли, поскольку вот он желает, чтобы я это прочел, а я ни разбирать, ни отвечать на это не буду.

Вот определенные рассказывают, что там нам слушать, что говорит Андрухович, он так как на Украине не проживает, он так как эмигрант, проживает годами в Германии на гранты, откололся от реальности.

Да, ну, это тупость, что я держусь в Германии. Ну, приобретал я 3 раза созидательные стипендии и рассчитываю, что еще буду приобретать, однако это не означает, что я там держусь. Держусь я тут, а там я могу быть. Напоследок я оттуда пришел летом минувшего года. А все другое это какие-то длинные отъезды в связи с фестивалями, представлениями, поскольку у меня там выпускаются книжки, как и во всех иных государствах, однако в Германии они более удачны, поскольку их издает одно из наиболее самых крупных германских издательств. У них хорошо устроено выполнение литераторских вечеров. Я там могу быть довольно часто.

Вы прекрасно говорите по-немецки?

Не хочу хвастать, однако мое познание языка дает возможность мне разбирать собственные слова, разговаривать с пользователями и корреспондентами. Просто познание германского – это трудное галицкое наследство. У меня бабуля преподавательница германского языка. Она предпочитала когда-то, какой язык в школе я буду исследовать. Опекуны заявляли, что британский, а она – германский, что у нее появится возможность со мною специально заниматься.

Что касается грантов, то одна из полос компрометации российских интеллектуалов – это вешание им ярлыка грантоедов. Пустили его в обиход при том же Медведчуке, это была затея его людей, зерна снизились в благодарную основу нашей полной российской зависти, границы и антизападничества, и пошло-поехало. Когда я сталкиваюсь с такой оценкой, то не возражаю, надоело. Мне некого в данном переубеждать, поскольку совершается какое-то пристрастное поручение и все здесь.

Юрий, вы почитатель габсбургской империи, всегда позитивно о ней откликаетесь. Вот отчего вам, восточным украинцам, можно обожать правителя Франца-Иосифа, устанавливать ему монументы, но в то же время вы отказываете одесситам в любви к Екатерине 2-й и их праву установить ей монумент?

И я, и в том числе к Екатерине слабо отношусь при всем моем либерализме. Я несколько месяцев назад играл в Херсоне. Там к тому времени был установлен монумент Потемкину. Региональные ребята, которые меня позвали провести мой день, демонстрировали мне город. С одной стороны они такие наши, российские, условно говоря, помаранчевые ребята, а с иной — они с гордостью абсолютно легко, без возмущения демонстрировали мне данный монумент Потемкину. Заявили, что он потому тут, что в его отсутствие города бы не было. Когда ты угождаешь на место, то лучше видишь картину, а сидя где-то там, на дистанции, тебе нужно питаться какой-нибудь цепочкой штампов. А беспристрастно Елена потому хуже Габсбургов, что уподобляла российское население…

Она, к слову, германка…

Да, да. Я сегодня прочел, что ее портрет стоит на столе у Ангелы Меркель. А Франц-Иосиф был венценосцем, который исповедовал в культурно-национальном плане нежную, свободную политику, впрочем вероятно ассимилирование и заходило в его проекты. Однако скорее всего государственно-политическое, а не культурно-языковое. Гитлер недолюбливал Франца-Иосифа потому, что тот ни одного раза не использовал выражение «мой народ», он всегда заявлял «мои люди». Что-нибудь в той Австро-Венгрии было, вполне может быть, та некоторая изначальная модель Евросоюза.

Сожалеете о ее распаде в 1918 году?

Мне трудно жалеть, поскольку ее распад был некоторым настоящим стартом российской государственности. 1 декабря 1918 года – это крайне значительная дата, поскольку в сей день была провозглашена Западноукраинская Общенародная республика. Однако любой среди нас находится в нескольких измерениях, и в том числе чисто собственном, домашнем измерении. С данным ноябрем 1918 года мой патриотичный дед, Маркиан Андрухович, ушел на фронт, приписав себе годы. Ему не было и 18, однако он пошел бороться за Украину в Российскую Галицкую армию. Он боролся с поляками, а завершилось все тем, что они перешли за Збруч, и после тифозных окопов он оказался в чешском таборе для интернированных. Это одна черта. Иная – это когда я рассматриваю все эти процессы отрешенно, как мудрец либо историк, и полагаю: «Да, хорошая была самодержавие».

А в процессе Первой мировой войны что было с вашей семьей?

Дедушка, Маркиан Андрухович, умер в 1944 году от Алой армии.

А его что, шлепнули?

Он двигался в поезде, который шлепнули с самолетов. Он, по моему мнению, обрел офицерское звание в дивизии.

СС «Галичина»?

Да.

А какое у него было армейское звание?

Не понимаю. Поскольку в эпоху, когда я подрастал, то опекуны и бабуля, его вдовица, меня от этих историй сберегали, они ничего не говорили.

А то, что дедушка служил в частях СС, вас отвергает либо вы воспринимаете такое положение вещей хорошо?

Положа руку на сердце, это то, чем я еще должен был серьезно заняться. Я всегда отменяю и отменяю эти исследования, чтобы выяснить о нем больше. Для этого надо набраться и пойти в какие-то архивы. Разобраться во всем с бумагами в руках, в случае если такие есть.

Однако я полагаю, что это был один из других путей из-за того, что УПА была намного хуже управляема. УПА – это преимущественно деревенская армия. В случае если во главе любой национально-освободительной битвы делаются сельчане, то это считается нерентабельным, наихудшим из видов, который вполне может быть. А дивизия запасалась из городской интеллигенции, туда тянулось очень много абитуриентов. Пожалуй, план был приблизительно сообразно с Первой Мировой борьбой: австрийцы Сечевых стрельцов вооружили, а затем это ружье было повернуто против любого из противников Украины. Очень многие на нелегальном уровне поясняли СС в наименовании дивизии тем, что оно действительно расшифровывалось, как «Сечевые стрельцы».

Ранее вы сообщали слова для песен галицкой категории «Мертвий півень». А в настоящее время пишете для какой-то рок-группы?

Я никогда в жизни не сообщал для них слова. Они просто разбирали мои стишки и выбирали для себя приглянувшиеся. А затем я сообщил им насколько бы в подарок книгу стихов «Пісні для безжизненного півня». Однако полагал, что песен у них из этого именно и не выйдет. А они моментально вписали целый альбом! Я в последние годы работаю с польско-швейцарским коллективом. Он именуется «Карбидо». Трое артистов поляки, 1 – швейцарец. Мы издали 2 диска. В 2016 году вышел диск на чешском в Польше, и на украинском на Украине. Эти записи — еще один опытный подход к моей лиры. Начиналось все с того, что я просто рецитировал под их музыку, а в настоящее время все больше нужно петь.

Вы начали петь?

В настоящее время я могу с уверенностью сказать, что да (иронизирует). В декабре мы рассчитываем еще один экскурсионный тур по Украине, и чтобы он прошел, нам надо заканчивать интервью, в связи с тем что мне пора на встречу, где мы все и обсудим.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *